Новости

Интеграционные процессы на постсоветском пространстве: экономика и политика

На площадке Московского государственного юридического университета им.О.Е.Кутафина Фонд принял участие в Международном юридическом форуме «Современные проблемы права и экономики в Европе и Азии». Докладчиком выступил старший советник Фонда, Чрезвычайный и Полномочный Посланник, кандидат юридических наук С.Е.Насиновский.


Доклад

«Интеграционные процессы на постсоветском пространстве: экономика и политика»




Крупнейшая геополитическая катастрофа 20-го века породила беспрецедентный цикл экономико-правовых проблем новых альянсов в Евразии. Сразу после прекращения существования Союза ССР, как субъекта международного права и как геополитической реальности 8 декабря 1991 года, на повестке дня возникла императивная задача выстраивания отношений между новыми независимыми государствами, т.е. нового регионального международно-правового регулирования.

При подготовке Устава Содружества Независимых Государств, который был принят 22 января 1993 года на заседании Совета глав государств в Минске, исходя из имевшегося уже тогда положительного опыта европейской интеграции, полномочными представителями Российской Федерации (Ваш покорный слуга входил в состав правительственной делегации) была предпринята попытка создания фундаментального многостороннего документа, призванного охватить практически все сферы жизни и деятельности Содружества и стать основой для эффективного взаимодействия, вплоть до принятия наднациональных решений. Однако на волне парада суверенитетов и самодовольства, а порой и корыстолюбия, новых национальных элит, представители наших партнёров по создававшемуся Содружеству получали директивы своих столиц отвергать любую наднациональность и минимизировать обязательность решений органов Содружества. Так зам. Министра иностранных дел Туркменистана Б.О.Шихмурадов (вскоре после этого стал министром и вице-премьером, а в последствии пожизненным заключённым в своей стране) прямо назвал СНГ цивилизованной формой развода, а ему в унисон вторили и другие участники переговоров. Продиктовано это было стремлением полностью оторваться от бывшего Центра и, в понимании новых столиц, начать псевдосчастливую, радужную перспективную жизнь. Окончательно на площадке СНГ всё пошло наперекосяк, когда разрешили его капризным авантюрным членам принимать участие в заседаниях тех органов и комиссий, а также подписывать только те соглашения, какие им вздумается.
Всё это происходило в условиях разрушения устоявшихся межреспубликанских хозяйственных связей и падения уровня бывшей союзной экономики в целом. Таким образом, политическая эйфория, а порой элементарная недальновидность руководства новых независимых государств, в зародыше задушили российские интеграционные устремления, отбросили выстраивание взаимовыгодной региональной кооперации на десятилетия. Бытовавшая в те годы дефиниция «разноскоростная и разноуровневая интеграция», таковой на деле не являлась, а была придумана для самоуспокоения и для отчётности «наверх». Не секрет, что одно время преждевременно заявлялось даже о создании Таможенного союза, которого де-факто ещё не существовало.
Однако, путём проб и ошибок всё же формировалась политическая воля ряда постсоветских государств не к декларативной, фетишизированной интеграции, а к подлинному рыночному, действительно выгодному взаимодействию. В этих целях 10 октября 2000 года в Астане президентами Белоруссии, Казахстана, Киргизии, России и Таджикистана был подписан Договор об учреждении Евразийского экономического сообщества (ЕврАзЭС). Этот Договор, к которому впоследствии присоединился Узбекистан, ставил общие и обязательные для сторон интеграционные цели: создание Таможенного союза и Единого экономического пространства (по долгу службы: в течение девяти лет начальнику отдела ЕврАзЭС МИД России, мне пришлось принимать активное участие в этих процессах). Характерной особенностью ЕврАзЭС была различная процентовка при голосовании по принимавшимся решениям, обеспечивавшая России наибольший вес в Сообществе.
Что касается сути вышеупомянутых двух дефиниций, то таможенный союз предполагает обеспечение свободы передвижения товаров, а единое экономическое пространство свободу передвижения капиталов, услуг и рабочей силы. В целом эти четыре свободы и сформировали «общий рынок» - основу ставшего для нас, на определённом этапе, примером - Европейского союза.
Однако, несмотря на политическую волю шестёрки ЕврАзЭС, в процессе создания настоящего Таможенного союза дальше пошла только тройка в составе Белоруссии, Казахстана и России, а другие три государства отсеялись по причине экономической неготовности. России же, несмотря на несравнимый, многократно больший экономический потенциал, для того чтобы повести дальнейшие интеграционные процессы пришлось пойти наравенство голосов всех государств-членов, поступиться своим политическим весом. В этих целях 18 ноября 2011 года президентами государств тройки был подписан Договор о Евразийской экономической комиссии, создавшей первый наднациональный орган на постсоветском пространстве, а 29 мая 2014 года и всеобъемлющий Договор о Евразийском экономическом союзе, предусматривающий проведение скоординированной, согласованной или единой политики в отраслях экономики, определённых этим Договором и международными договорами в рамках Союза. 10 октября 2014 года к ЕАЭС присоединилась Армения, 23 декабря 2014 года - Киргизия. На этом международно-правовом базисе и продолжаются интеграционные процессы на постсоветском пространстве, включая имеющую, по типично политическим причинам, статус наблюдателя при ЕАЭС Молдавию, или же стоящий на листе ожидания экономически пока не готовый к этому Таджикистан.
В лице ЕАЭС мы имеем не только де-юре региональное интеграционное объединение, но и де-факто реально функционирующий наднациональный институт, выносящий обязательные для исполнения участвующими сторонами решения. В этом Союзе воплотилась в жизнь многолетняя мечта о подлинной евразийской интеграции и устойчивом развитии государств-членов, происходящем через призму правовой унификации их национальных законодательств.
Вместе с тем, при всей очевидности достижений интеграционных процессов на постсоветском пространстве прослеживаются и перманентные закономерные трудности. Порой политическая воля негативно влияет на перспективу экономичекой интеграции. В свою очередь, позитивная же политическая воля не всегда подкреплена должным уровнем экономического развития субъекта международного права, а дисбаланс политики и экономики, как водится, препятствует реализации коллективных региональных целей. Именно в интеграционном региональном формате полноценная имплементация специально выработанных отраслевых норм международного права, как нигде, зависит от текущей политической и экономической ситуации.
Кандидат юридических наук
Насиновский Сергей Евгеньевич,
Чрезвычайный и Полномочный Посланник,
Почётный работник МИД России