Новости

Елена Брэнсон: «В США мне грозит до 35 лет тюрьмы»

Из-за преследований ФБР ещё в 2020 году Елена Брэнсон, председатель Координационного совета организаций российских соотечественников (КСОРС) США и президент Русского центра в Нью-Йорке, спешно вылетела в Россию. Больше года она не теряла надежды вернуться в Нью-Йорк, пока окончательно не убедилась, что в США ей грозит до 35 лет тюрьмы. За что и почему, она рассказала порталу «Русский мир».
– Минюст США обвинил вас в нарушении американского закона об иностранных агентах – FARA. В 2018 году FARA применили к студентке из России Марии Бутиной, которая училась в США. Она получила тюремный срок и вернулась в Россию через 18 месяцев заключения. Вам повезло. Вы успели уехать?
– Я просто испугалась. Около шести утра 29 сентября 2020 года ко мне позвонили в дверь. Я удивилась: в доме, где я живу, не принято звонить в дверь, звонят консьержу. В видеодомофон я увидела, что на пороге стояли пугающе много, может, около 30 агентов ФБР. Все с пистолетами, в пуленепробиваемых жилетах. Я открыла дверь. В глаза бросилась монтировка, или не знаю, как она называется, чтобы выбивать дверь. Мне предъявили ордер на обыск. Ещё ордер на арест, правда, если они сочтут, что для него найдены основания. Агенты попросили меня выйти и обыскивали квартиру часов так семь-восемь.
– Чем закончился обыск?
– Мне вменили шесть статей как иностранному агенту и сказали, что мне грозит «много лет тюрьмы». Я слушала и не могла всё это соединить с собой – «агент иностранного государства», «сговор с иностранным государством», «регистрация иностранного пропагандиста», нарушение закона «о раскрытии информации об иностранных агентах», ещё самовольное «расширение регистрации». Получалось, что я утаила информацию о том, что я иностранный агент. Притом что я не знаю, что такое иностранный агент, я не занимаюсь никакой агентурной работой.
– Наверное, до обыска были какие-то сигналы, которые должны были вас насторожить?
– Конечно, КСОРС (кстати, общественная организация) оказался под слежкой спецслужб не сегодня и не вчера. Я знала, что и Русский центр в Нью-Йорке раздражает Минюст. Мне за разработку плаката «Я люблю Россию» грозили карами. Но это нормальные трения между чиновниками и общественниками в гражданском обществе. Я-то полагала, что в том числе акция «Я люблю Россию» – культурная и гуманитарная, направленная на американскую молодёжь, которая хочет учить русский язык и знать нашу культуру на языке оригинала, что мы открыто декларировали. А села читать обвинительное заключение ФБР и узнала, что эта акция «иллюстрирует попытки действовать по указке российского правительства для незаконного продвижения своих интересов в США». В то утро, когда агенты ФБР ушли, оставив меня наедине с моими мыслями и страхами, я, как смогла, собралась с силами и волей. Села, прочитала и перечитала всё, что мне вменяли. Конечно, испугалась. Месяц не знала, как быть. Узнала, что только за плакат «Я люблю Россию» мне грозит до пяти лет тюрьмы. Так, после того обыска я всё же вылетела в Москву.
– Могли ли организации, в которых вы работали – КСОРС и Русский центр в Нью-Йорке, как-то влиять на внутриамериканскую политику?
– Ни КСОРС, ни Русский центр никогда не вмешивались во внутриполитическую повестку США, мы не располагали финансовыми средствами, не получали и не раздавали какие-либо гранты, в чём меня тоже заподозрили.
– Уже в Москве вы куда-то обращались за помощью, может, за консультацией, как вернуть ситуацию в гуманитарное русло?
– В МИД, в посольство России в США. В посольстве сразу выдвинутые обвинения в мой адрес назвали «охотой на ведьм» и началом «гонений на соотечественников». Я не хотела верить, избегала таких резких оценок, думала, что есть надежда договориться. Мне многое в принципах постепенности действия FARA объяснила Мария Бутина – она сама мне позвонила. Можно сказать, она спасла меня от тюрьмы. А с конца 2021 года я и сама убедилась в том, что наши общественные организации были выбраны ФБР на роль «мальчиков для битья». Нам пришлось приостановить свою деятельность.
Увы, за последний год по меньшей мере около 300 российских соотечественников в США, от студентов до пенсионеров, были подвергнуты слежке ФБР. Как я понимаю, мы оказались удобной мишенью для выстраивания «образа врага» – «агентов» России. Теперь я воспринимаю обвинения, выдвинутые против меня, как часть кампании США против России. Иначе как расценивать недавнее сообщение Минюста США, что мне предъявили обвинение в нелегальной работе в качестве иностранного агента? По шести пунктам обвинений мне грозит до 35 лет тюрьмы.
– Недавно, при создании Международного общественного трибунала по Украине, вы заявили, цитирую: «В США идёт расчеловечивание русских». Всё зашло так далеко?
– А как назвать дискриминацию по национальному признаку? Причём это уже не идеологическая русофобия, а практические действия – закрывают счета русских, этнические рестораны или не препятствуют их погромам, практикуют уголовное преследование, кстати, не только в моём случае. Ещё нарушают неприкосновенность дипломатов. Всё это – не иначе как элементы расчеловечивания русских. Кстати, это происходит в стране эмигрантов. Правда, представители диаспор работают с местными властями без проблем. Никто их не объявляет иностранными агентами. Например, у израильтян в Нью-Йорке есть свой министр труда. Мексике, Китаю, другим странам никто не препятствует в изучении родного языка. Мне же грозит до 35 лет тюрьмы за то же самое, но это уже называется «лоббированием» интересов России и «продвижением российской политики и идеологии», «помощи российским госслужащим в получении въездных виз». А как им не помогать в получении виз, если чиновники, учёные, студенты из России приглашались на наши мероприятия? Но я не сразу разобралась, что обыски и допросы по подозрению в «связях с иностранным государством» добром не закончатся. Теперь понимаю, что спецслужбы как раз не устраивают наши открытые цели – сохранение и популяризация русского языка и нашего культурно-исторического наследия в США.
– Кому и зачем нужна эта «охота на ведьм»?
– Помните, сенатор Джозеф Маккарти стал в середине ХХ века автором «охоты на ведьм» – коммунистов США? А потом и всех сторонников левых взглядов.
Теперь новым маккартистам «дружба, мир, жвачка» не нужны. В их головах новая холодная война с новой Россией, поэтому, как я понимаю, для угрозы уголовного преследования достаточно факта открытых связей с Россией.
Не имеет значения каких – экономических, культурных или гуманитарных. Кстати, последние, трактуемые Вашингтоном как «русская мягкая сила», раздражают Белый дом. Вот американские власти и приступили к разгрому самоорганизаций наших соотечественников, выдавливанию нас из страны, ущемлению наших прав, кстати, как граждан США. Тут опыт у Америки есть. В 1942 году свыше 120 тысяч граждан США, выходцев из Японии, в разгар Второй мировой войны без предъявления обвинений были либо изгнаны из страны, либо заключены в концлагеря на территории США, о чём не принято сегодня вспоминать. Как и о том, что частная собственность у этих людей была отнята. И лишь в 1988 году президент Рейган подписал документ, в котором принесены извинения за интернирование, названное ошибкой.
– Получается, что трёхмиллионной русскоязычной диаспоре США могут грозить санкции вплоть до…?
– Не думаю, что дело дойдёт до интернирования. Полагаю, что я попала «под горячую руку»: почему бы русских американцев не склонить к «осуждению действий России на Украине»? «Построить» под свои цели. И с кого начинать, как не с таких организаций, как КСОРС или Русский центр в Нью-Йорке? Такие инструменты давления не раз использовались Вашингтоном по всему миру. Другое дело, что страдают, если не стираются, гуманитарные ценности, декларируемые Америкой как часть «американской мечты».
Портал «Русский мир»