Новости

Дом, разделенный изнутри, не устоит: как помочь российским соотечественникам в Прибалтике

Какие меры может предпринять Россия, чтобы защитить своих соотечественников от незаконного преследования в странах Балтии, обсуждалось в ходе круглого стола движения «За правду».
Как помочь русским соотечественникам в Латвии, которые подвергаются давлению со стороны местных властей? Такой вопрос обсуждался в ходе круглого стола «О ситуации с правами соотечественников в Латвии, уголовных преследованиях русских правозащитников, активистов и журналистов» движения «За правду».
Эвакуация «своих» и создание «Балтийского дома» в Москве
В обсуждении принял участие главный редактор Baltnews Андрей Стариков. По его словам, инструменты для помощи российским соотечественникам, проживающим в странах Балтии, сильно ограничены. На сегодняшний день – это Фонд поддержки соотечественников и посольства, при которых работают адвокаты, готовые оказать оперативную помощь.
«Из прикладных инструментов – это все. Поэтому задача наша, как мне видится, – найти возможность дополнительной поддержки, найти товарищей в лице законодательной власти для каких-то попыток изменения ситуации», – отметил он.
Когда речь идет о положении российских соотечественников в Латвии, Литве, Эстонии, некоторые российские эксперты предлагают решить этот вопрос путем санкционного давления. Например, «обрубить» со странами Балтии транзит или торговлю, заметил он:
«Довольно скептически я отношусь к такому подходу в условиях того, что санкции никогда на моей памяти не помогали скорректировать политический курс в той или иной стране».
«Поэтому реально единственный канал помощи в сложной ситуации, который я вижу, – это стратегия эвакуации. Не программа переселения соотечественников, а программа эвакуации. Некий такой "Русский Дюнкерк". Видел бы я это следующем образом: на уровне дипучреждений, посольств вводится в оборот практика, когда лицо – пророссийский активист, все эти люди посольству знакомы – в случае попадания в тяжелую ситуацию будет максимально быстро эвакуирован на территорию России», – объяснил Стариков.
Что это может быть за ситуация? По мнению главреда Baltnews, так необходимо поступать, если российский соотечественник обратился за помощью, когда к нему пришли с обыском, еще даже не предъявив обвинений:
«В этот момент российское дипучреждерние при наличии просьбы нашего друга, который попал в беду в Латвии, Литве, Эстонии, должно организовать эвакуацию. Если требуется, помочь приобрести билет, помочь отправить, юридически сопроводить, дать контакты уже в Москве, кто встретит этого человека, поможет ему там легализоваться, организовать свой быт на первом этапе».
Он обратил внимание, что не все российские соотечественники – активисты, не все активно заявляют свою публичную позицию, не все уголовно преследуются. Есть те, кого не устраивает положение дел, но они не входят в публичное пространство.
«Естественно, проблема – процесс легализации в России. Та же программа переселения, тот же закон о гражданстве. Первыми практическими шагами может быть изменение части 2 статьи 14 закона "О российском гражданстве". Это положение об упрощенном входе в российское гражданство», – полагает Стариков.
Сейчас гражданам Украины позволено по ряду упрощенных процедур входить в российское гражданство, согласно 187 указу Президента от 2019 года.
«В этой статье значатся граждане Украины, Белоруссии, где-то фигурируют граждане ряда арабских стран. Что надо сделать? Дополнить словами: "и граждане Латвии, Литвы и Эстонии". Задача несложная. Задачу надо поднять. Она не решается органически сама собой, потому что все-таки меньшинство лиц из Прибалтики, которые желают приехать, оно несопоставимо количественно с теми, кто бежал с Украины и, разумеется, из трудовой миграции, Средней Азии», – объяснил главред Baltnews.
Таким небольшим изменением в формулировке российские законодатели могли бы серьезно облегчить жизнь тем, кто недоволен сложившейся ситуацией в странах Балтии и хочет воссоединиться с исторической родиной, хочет быть в России, считает Стариков.
Кроме того, он обратил внимание, что в Москве до сих пор нет «Прибалтийского дома» – структуры, которая «могла бы консолидировать и уже уехавших из Прибалтики, и помогать тем, кто хочет уехать, и помогать в легализации тем, кто бежит от преследования, [структура,] которая могла бы инициировать такие обсуждения, лоббировать интересы прибалтийских русских на местах, и уехавших в Россию прибалтийских русских, выступать контактным лицом с органами законодательной и исполнительной власти».
«Это та история, где нам нужен импульс помощи. "Балтийский дом" как некая структура консолидации выходцев из Прибалтики в России и контактная структура с теми, кто хочет выехать, либо с теми, кто остается там, работает на благо русского дела, воспроизводит русскую идентичность, информирует, освещает и помогает, в том числе России», – добавил Стариков.
«Латвию спасет евразийская интеграция»
В свою очередь депутат Госдумы РФ Дмитрий Кузнецов выразил мнение, что Латвию может спасти евразийская интеграция и крайне бережное отношение к своему русскому меньшинству.
«Советский Союз, на мой взгляд, был золотым временем для Латвии с точки зрения культуры. В сознании большинства населения СССР успешный латыш ассоциировался с [бывшим министром культуры Латвии, композитором] Раймондом Паулсом. Сейчас успешный латыш – это работник склада Великобритании или сборщик клубники где-то в Скандинавии, подсобный рабочий. Не такой судьбы, я думаю, великие латышские деятели культуры хотели для своих детей», – заметил Кузнецов.
Депутат предлагает внести изменения в программу поддержки соотечественников. По его мнению, ситуация, при которой русские люди с трудом получают российский паспорт, совершенно неприемлема:
«Ситуация должна быть изменена так, чтобы русский человек, независимо от того, какая у него профессия, независимо от того, в какой регион РФ он хочет переехать, имел право переехать в Россию».
«Почему люди, чуждые нашей культуре, могут это сделать, а русский человек не может? Особенно это касается тех, кто выступает за дружбу народов, за интеграцию евразийскую», – добавил Кузнецов.
Кроме того, он предложил «позитивно дискриминировать» русофобов в странах Балтии.
«К сожалению, бывает, что граждане наших соседних стран зарабатывают в России деньги, но при этом русофобят. Есть много бизнесменов, которые тоже являются лидерами общественного мнения, они позволяют себе неуважительно высказываться о России, на родине в Латвии обижать наших друзей», – рассказал депутат.
«Надо к ним точечно применять экономические санкции, мешать их бизнесу в России, не пускать их сюда. Зачем? Мы же за дружбу и любовь. Если ты любишь Россию – добро пожаловать. Если не любишь – зачем тебе ехать? Мы тебе поможем, не будем пускать, не будем давать тебе здесь зарабатывать. Я думаю, что ситуация изменится моментально», – добавил он.
«Такие направления работы мы хотели бы реализовывать через создание пока рабочих совещаний постоянно действующего Совета евразийской культурной интеграции. Надеюсь, что будут какие-то поправки в законодательстве, какие-то общественные инициативы, потому что, конечно, ситуация по всей Евразии показывает, что тот подход, который применялся ранее, не работает», – подчеркнул Кузнецов.
Как повлияли уголовные процессы на жизнь русских в Латвии?
В круглом столе приняли участие латвийские журналисты, активисты и правозащитники, столкнувшиеся с преследованием со стороны властей Латвии. Они, в частности, рассказали о том, как заведенные против них уголовные дела повлияли на их быт и возможность зарабатывать.
Президент Института европейских исследований, доктор экономических наук и антифашист Александр Гапоненко, приговорен к полутора годам условно и двум годам надзора по трем политическим статьям:
«[Преследование со стороны властей] повлияло [на жизнь] негативным образом. Меня не берут на работу преподавателем, потому что я под следствием. Мне не удается выехать за границу. Например, я опубликовал уже за это время две и сейчас подготовил уже третью книгу. Чтобы их продавать, нужны презентации, демонстрации в магазинах, на выставках. У меня были договоренности, приглашения. Я просил выпустить меня на три дня – продать книгу свою. Но мне ответили: "Нет, вы опасный преступник, вас нельзя выпускать, вы убежите".
«Еще мне операцию надо было сделать. Я в Латвии боюсь делать. "Нет, никуда мы вас не пустим, не такая страшная у вас", – ответили мне. Откуда знают они, какая у меня болезнь? Все это элементы политического преследования», – рассказал Гапоненко.
Журналист, главный редактор портала IMHOclub Юрий Алексеев, обвиняется по трем уголовным статьям:
«Я три с половиной года был невыездной. А для журналиста быть невыездным – это такая "кастрация", что называется. Мне еще и счет прикрыли в банке, в котором я 25 лет был клиентом».
«Основание было совершенно простое: без объяснений, "вы для нас нежелательный клиент". И все. А в другом банке, где я хотел после открыть счет, меня спросили: "А у вас до сих пор, что ли, не было счета?". Я говорю: "Был". "А почему у вас его нет?" – "Ну, закрыли как нежелательная персона". Мне говорят: "Ну тогда вы для нас тоже нежелательная персона".
Так что я сейчас, как было положено в советское время до изобретения банков, хожу на почту, за почтовыми переводами, плачу наличными.
А работать действительно трудно. Я раньше в основном работал в России и вообще по миру очень много ездил. То есть Латвия – страна маленькая, здесь писать практически не о чем. Поэтому я ездил, а тут меня закрыли» – поделился журналист.
Публицист Владимир Линдерман, является фигурантом дела латвийских журналистов, сотрудничавших с медиагруппой «Россия сегодня»:
«В принципе я уже так живу много лет. Для меня ничего не изменилось. У меня последние лет двенадцать не было такого периода, когда между уголовными делами был перерыв больше полугода. Ну, на полгода немножко вздохнешь, потом опять новое. Я уже привык к тому быту, который у меня есть. Мне все равно».
Журналист Алла Березовская, является фигурантом дела латвийских журналистов, сотрудничавших с медиагруппой «Россия сегодня»:
«К нам пришли 3 декабря 2020 года. Это было довольно жестко. Такая психологическая атака. Я завершила цепочку тех, кого обыскивали, допрашивали. Забрали все мои компьютеры, все мои личные записи. Забрали даже то, что не относилось к делу. Психологически было крайне неприятно».
«Прошел год. Я тоже находилась год под подпиской о невыезде. Хотя сам выезд теоретически и практически был разрешен. Но нужно было идти в Полицию безопасности и просить разрешение у следователя. Надо сказать, что некоторые мои коллеги такое разрешение получали.
Но для меня сам факт того, что надо идти, кланяться, как для свободного человека был крайне неприятен. Я этого не делала. И только когда прошел год, ограничение это было снято, я тогда выехала на Кипр.
Это было неудобство, которое действительно смущало. А все остальное – противно, что сказать. Когда ты понимаешь, насколько это все глупо, нелепо. Конечно, это акция запугивания. Запугивания и журналистов, чтобы не писали, и активистов русских, чтобы "не возникали".
Наверное, это в отношении каких-то людей работает, но в отношении меня – нет, потому что чего уже нам бояться? В конце концов, у каждого из нас есть своя миссия. Я как писала, так и продолжаю это делать», – рассказала Березовская.
Baltnews